MPAA

Друг ипривез из штатов журнал о независимом кино. Там много интересных эссе, но самое интересное, что написаны они самими создателями фильмов. Одна из статей особенно привлекла мое внимание, так как я давно очень интересуюсь этой темой. Сразу захотелось перевести статью на русский и поделиться ею с вами. Речь идет о документальном фильме с необычным названием, постер которого вы здесь видите. Надеюсь со временем посмотреть и сам фильм.


“This film is not yet rated”

«Этому фильму еще не присвоен рейтинг»

Автор текста: режиссер и соавтор фильма – Кирби Дик.

Моя первая попытка прорваться в Motion Picture Association of America (MPAA – Американская Ассоциация Кино) и раскрыть секреты системы возрастных кинорейтингов была произведена еще в 1990 году. Я состоял в редакторской коллегии киножурнала «Montage», предтечи «Filmmaker». Как и мои коллеги редакторы, я был весьма удручен тем фактом, что независимые фильмы постоянно получали более строгие рейтинги, чем студийные, что секс карался гораздо жестче, чем насилие, и что каждый фильм, в котором так или иначе участвовали голубые, автоматически получал рейтинг «X».

Но что было самым забавным и на что обратили внимание все, так это на упорное нежелание MPAA раскрывать имена рецензентов, присваивающих возрастные рейтинги. Предположительно, это делалось, чтобы избежать возможного влияния на них со стороны. Хотя надо заметить, что в этой стране не делают секрета из личностей судей, членов школьного совета и практически всех остальных, чьи решения влияют на общественность, и это совершенно не мешает им осуществлять свою деятельность. Также как и кинорецензенты в любой европейской стране тоже известны публике.

Для того, чтобы приподнять завесу тайны, мы наняли фотографа, который должен был войти в просмотровую комнату и впервые заполучить для публикации снимок этих секретных рецензентов во время просмотра фильма.

Перенесемся на 15 лет вперед, то есть через полторы декады постоянной критики направленной на систему рейтингов со стороны кинопроизводителей, кинокритиков, академиков и родительских организаций. MPAA все это просто проигнорировала. Поэтому я решил снова поднять эту тему. Возможно, они бы прислушались, если бы я заговорил на их языке – если бы я сделал фильм, рассматривавший все способы, которыми они «fuck with movies».

Но в этот раз не было никаких репортажей из здания Ассоциации. За это время MPAA превратило свой штаб в настоящую крепость. Так что мы вместе с моим продюсером, Эдди Шмидтом, наняли частного следователя и, используя всевозможные уловки, на протяжении последующих шести месяцев пытались выяснить, что представляют из себя эти рецензенты и что в действительности происходит в их просмотровых залах.

Когда я начал обращаться к независимым режиссерам, чтобы узнать об их опыте борьбы с рейтинговыми комиссиями, я столкнулся с просто-таки невероятным уровнем мании преследования. Режиссеры, чьи фильмы подверглись цензуре, боялись говорить об этом перед камерой из страха, что за это комиссия отыграется на их следующем фильме.

Но несколько смельчаков все-таки отважились заговорить – Джон Уотерс, Кевин Смит, Мэри Хэррон, Кимберли Пирс, Эллисон Андерс, Джейми Бэббит, Дарен Аранофски, Мэтт Стоун, Этом Агоян – но ни один из студийных кинопроизводителей участвовать не стал, несмотря на то, что многие из них ненавидят систему рейтингов ничуть не меньше, чем независимые режиссеры. Ситуация точь-в-точь как в «Волшебнике из страны Оз» –  кучка тихих рецензентов вселила такой страх в обитателей Голливуда, что даже мэйджоры среди продюсеров и режиссеров до смерти боятся комментировать свои собственные работы. «Совокупления и бранные слова и употребление наркотиков, О Боже!» Такая бурная паранойя, к сожалению, никак не может способствовать проявлению творчества.

Я смонтировал отснятый материал и решил развить тему еще дальше, отправив свой фильм на рассмотрение комиссии и посмотреть, какой рейтинг они присвоят. Так как люди в MPAA ничего не знали о том, что я вообще снимаю о них фильм, то они, несомненно, были застигнуты врасплох. Я бы очень хотел оказаться в просмотровом зале во время просмотра рецензентами моего фильма (наш адвокат запретил нам устанавливать скрытую камеру). Неудивительно, что фильм получил рейтинг «NC-17», самый строгий рейтинг, который этот фильм вообще мог получить. Я решил подать апелляцию, и вот в этот момент я и почувствовал себя посреди романа Франца Кафки.

В день подачи апелляции я прибыл в глубоко засекреченный просмотровый зал в сопровождении моего адвоката, которому немедленно было отказано в допуске. Мало того, мне сообщили, что председательствовать на апелляции будет юрист от MPAA и что на слушании не будет вестись никаких записей. Но когда рассмотрение моей апелляции началось, все стало еще более странным. На каждого присутствующего в зале, включая меня самого, повесили бэдж, на котором значился только номер, чтобы различать друг друга. Это было похоже на какую-то тюрьму.

Я представился, а затем попросил назвать мне имена членов комиссии, оценивавших мой фильм. Все сохраняли молчание, кроме председателя, который объяснил мне, что я веду себя неправильно. С этого момента я понял, что ничего из того, что я скажу, не будет принято во внимание. На выходе одна настойчивая служащая MPAA потребовала, чтобы я вернул ей выданный мне бэдж. Я сказал, что хотел бы его оставить себе как сувенир, но женщина утверждала, что если она не соберет все бэджи, ей назначат штраф. Или еще хуже.

Но битва еще не была окончена. У нас с MPAA произошла еще одна стычка. Прежде чем я отправил свой фильм на рассмотрение комиссией, они заверили меня, что не будут снимать с него копию. Месяцем позже со мной связался юрист от MPAA, от которого я, конечно же, с полной уверенностью ожидал сообщения о том, что на меня подают в суд. Вместо этого он проинформировал меня, что они все же сделали копию фильма «Этому фильму еще не присвоен рейтинг», но мне не стоит по этому поводу волноваться, так как, цитата, «он в полном порядке у меня в сэйфе». Должен заметить, еще никогда в своей взрослой жизни я не чувствовал себя в большей безопасности.

Как радостно заметила пресса, MPAAA, этот бастион борьбы с богомерзким пиратством, сама благополучно «спиратила» мое кино. Я направил им письмо с требованием вернуть запись, на которое, разумеется, им еще предстоит ответить. Такое положение вещей малоудивительно, ведь MPAA крутит свои дела, как хочет и не боясь никого, уже на протяжении 38 лет.

Но не на этот раз. «Этому фильму еще не присвоен рейтинг» призывает к уже давно назревавшим национальным дебатам о рейтинговой системе. MPAA, тем не менее, не будет слушать критику, если только она не окажется достаточно громкой. Возможно, если кинопроизводители, зрители и общество вместе выскажутся против этой смехотворной рейтинговой системы, MPAA, наконец, прислушается. Мы все знаем, в чем заключаются проблемы – теперь давайте добиваться их решения.

Advertisements
This entry was posted in Uncategorized. Bookmark the permalink.

14 Responses to MPAA

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s